Бессменному «дежурному по стране» — 85!: «Заткнись, мальчик, все будет хорошо, главное, чтобы старость не кончалась»

6 марта отмечает свой 85-летний юбилей  всенароднолюбимый писатель, едкий сатирик, мудрый философ, безжалостный хирург нашего бытия — Михал Михалыч Жванецкий. Он автор полутора десятка книг. Дважды народный артист: в 1999 году – Украины, в 2012 — Российской Федерации. Его именем 10 лет назад назвали бульвар в Одессе, где его искрометные фразы отлиты в металле.

Михаил Михайлович Жванецкий, ставший классиком уже при жизни, патриарх отечественной сатиры. Его иронично-философские монологи, разобранные на цитаты, отличаются вторым и третьим слоем мысли, заставляют хохотать, внутренне улыбаться, а иногда и грустить. 

Человек, который смотрит на жизнь несколько отлично от других, под другим углом, учит нас как и зачем жить, развевает ваши сомненияи убеждает в том, о чем еще вчера Вы даже не подозревали.

«Литературный дар Жванецкого, острота и парадоксальность его жизнеощущения, его способность передавать в тексте многообразие современной разговорной речи, его умение улавливать фантастичность действительности — все это покорило меня. Настолько покорило, что на какое-то время Жванецкий стал в нашем репертуаре, если можно так выразиться, автором-премьером» ( Аркадий Райкин).

Бессменный «дежурный по стране»  неизменно выходит к зрителям  со своим знаменитым  талисманом – потрепанным старым портфелем. Это — память об отце, одесском хирурге, который так и не увидел успех сына на большой сцене. Из портфеля Михаил Михайлович, как фокусник, достает свои миниатюры в рукописях, высмеивающие хамство, фальшь и глупость. 

3 марта в Концертном зале имени Чайковского в Москве состоялся его юбилейный концерт, который прошел с аншлагом.

Во время своего выступления в зале Чайковского Жванецкий не обошел стороной тему возраста. По его словам, 85 лет — тот «возраст, когда больше счастья, но меньше удач». Он добавил, что «подошел к черте, на этой черте всем интересно, как оно там?» И ответил, что «хорошо», поскольку «этот возраст укладывается в формулировку — «наслаждение старостью».

А еще, когда речь заходит о возрасте Михал Михалыч замечает: «Только надо постараться совместить душу с телом, потому что они разного возраста. Душа младше. Когда меня спрашивают: «Эм-эм, сколько вам лет?», я говорю: «Заткнись, мальчик, все будет хорошо, главное, чтобы старость не кончалась».

С юбилеем, Михаил Михайлович! Творческого долголетия Вам!

В этот день мы выбрали несколько прекрасных миниатюр сатирика. В них все сказано…

О простых вещах

И после того, как не понял сложного и не осуществил, начинаешь открывать простые вещи:

Что спать на воздухе лучше.

Что жить среди зелени лучше.

Что надо поднять упавшего.

Что надо впустить в дом переночевать.

Что надо угостить каждого, кто вошел.

Что надо принести, если попросят.

Что надо заплатить первым.

Что надо сварить бульон для больного, даже чужого.

Что надо не раздражаться на раздражение.

Землю надо любить. Воду надо любить.

Чистый воздух надо любить.

Детей надо захотеть.

Бросить все лишнее. Выбросить хлам.

Остаться с одной женщиной.

Смеяться, если смешно. Громко.

Плакать, если больно. Тихо.

Оскорбить может только плохой человек. Хороший уйдет от твоей обиды.

Надо восстановить свой род и посмотреть, кто там был, чтобы знать откуда.

Не стесняться ходить к врачам.

Ходить на могилы.

Смерть есть смерть.

И до нее какое-то время.

Жизнь коротка

Жизнь коротка. И надо уметь. Надо уметь уходить с плохого фильма. Бросать плохую книгу. Уходить от плохого человека. Их много. Дела не идущие бросать. Даже от посредственности уходить. Их много. Время дороже. Лучше поспать. Лучше поесть. Лучше посмотреть на огонь, на ребенка, на женщину, на воду.

Музыка стала врагом человека. Музыка навязывается, лезет в уши. Через стены. Через потолок. Через пол. Вдыхаешь музыку и удары синтезаторов. Низкие бьют в грудь, высокие зудят под пломбами. Спектакль менее наглый, но с него тоже не уйдешь.. Шикают. Одергивают. Ставят подножку. Нравится.

Компьютер прилипчив, светится, как привидение, зазывает, как восточный базар. Копаешься, ищешь, ищешь. Ну находишь что-то, пытаешься это приспособить, выбрасываешь, снова копаешься, нашел что-то, повертел в голове, выбросил. Мысли общие. Слова общие.

Нет! Жизнь коротка.

И только книга деликатна. Снял с полки. Полистал. Поставил. В ней нет наглости. Она не проникает в тебя.. Стоит на полке, молчит, ждет, когда возьмут в теплые руки. И она раскроется. Если бы с людьми так. Нас много. Всех не полистаешь. Даже одного. Даже своего. Даже себя.

Жизнь коротка. Что-то откроется само. Для чего-то установишь правила. На остальное нет времени. Закон один: уходить, бросать, бежать, захлопывать или не открывать!

Чтобы не отдать этому миг, назначенный для другого!

Я об отце пишу. В принципе, я пишу своему сыну. То, что мне отец говорил, я пытаюсь перефразировать своему сыну.

Отец:

— Еще, Миша, когда у тебя будет сын, постарайся быть осторожным. Боюсь, что ты не сможешь. Но они всегда другие — я и ты, ты и он. Ты не сумеешь им руководить.

Первый человек, который от тебя полностью зависит, а ты не сможешь им руководить. В этом, наверное, заложено разнообразие людей.

С этим невозможно жить, хочется наказать, заставить. Заставить можно, но лучше пусть он, как ты, найдет свою дорогу. Но  основные знания – грамматику, математику, поведение среди людей…

Он обязан сформулировать, чего он хочет от них и что он может дать им взамен, просто чтоб потребовать или подчиниться.

Образование помогает терпеть унижение.

Образование помогает переносить пытки.

Образование вызывает уважение в тюрьме.

Образование — значит жить дольше. Я не знаю, Миша, как это получается, но образованный человек живет намного дольше и лучше

Я не сказал бы, богаче. (Кстати, богаче пишется без «т», а в слове «лучше» — после «у» идет «ч»«.

Лучше — то есть с удовольствием.

Богатый созерцает, что он получает, а образованный сравнивает то, что видит, с чем—то внутри себя и не нуждается в лишнем.

Ему легче проникнуть и понять другого.

Образованный понимает темного человека, а темный не понимает образованного.

Темный ни разу в жизни не сказал слово «опровержение», или «трепетный», или «волнующий». Он даже не скажет простую фразу: «Я с трудом пережил ваш отъезд, девушка».

Он, Миша, женщине не оставит воспоминаний: запоминаются не поцелуи, сынок, запоминаются слова.

У темного человека неинтересное молчание.

Мы с тобой, помнишь, говорили, что образование — это не память (хотя и память тоже!). Это не цитирование прочитанного. Это формулирование своего на базе прочитанного. Даже неточное цитирование — уже свое

В суматохе, Миша, нельзя терять мысль. Мыслей не так много. Шуток миллионы, мыслей сотни, идей десятки, законов, по которым ходят люди — единицы. Их знают все.

Все знают одну идею темного человека. От него ждут хотя бы небольшого самообразования. Хотя бы впечатления от прочитанного. Не от кино, кино не рождает в зрителе идею или мысль — только книга. Она научит и здоровью, и силе воли, когда полистаешь кого—нибудь и прочитаешь у кого—нибудь.

Пусть твой сын будет образованным. И диплом тут ни при чем. Кстати, он должен знать, что в предложении «ни при чем» все слова пишутся раздельно.

Все! Мама нам оставила обед на кухне. Подогрей себе. Я вернусь поздно: много вызовов и мало лифтов. Пожми мне руку, и я пошел.

Кстати, образованный счастлив в старости!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Бессменному «дежурному по стране» — 85!: «Заткнись, мальчик, все будет хорошо, главное, чтобы старость не кончалась»